Столяр из Благовещенска Александр Лещенко на свои средства создает музейный проект

Столяр из Благовещенска Александр Лещенко на свои средства создает музейный проект

«В детстве жил в центре Благовещенска, где было очень много старых зданий. Люди уезжали, бросали их, и мы, мальчишки, любили в пустых или разваленных домах играть. Находили разные предметы. Выкинуть было жалко, вот и оставляли себе.

Одну из первых моих находок – нательную икону – нашел у нас в огороде, когда червей копал. От радости даже про рыбалку забыл.

Так старинные вещи и сопровождают меня в течение всей жизни, но всегда подчеркиваю, что я – не коллекционер, а собиратель. Беру все, что попадается: монеты, пузырьки, дверные ручки. Не отказываюсь, даже если у меня такие экземпляры уже есть. Мне все интересно. Никогда не менялся, не продавал, хотя часто обращаются антиквары и предлагают значительные деньги.

Младший сын тоже «заболел» собирательством, и у него просто нюх на артефакты. Постоянно их находит. Идет, к примеру, подполье копать – приносит какую-нибудь мелочь. Феноменально ему везет.

Об артефактах

Старые предметы попадают ко мне разными способами. Что-то нахожу на развалах старых домов. Какие-то, зная о моем увлечении, отдают друзья или знакомые. Для меня такие артефакты особенно ценны, с ними связаны определенные воспоминания. Есть у меня фигурка собачки, купленная в 1912 году в магазине Кунста и Альберса (торговая фирма, основанная на Дальнем Востоке в середине XIX века – прим. ред.). Ее очень давно подарила соседка, семья которой до революции владела одним из самых больших каменных домов в центре Благовещенска. Она много рассказывала про город, а улицы называла по-старому, и я вслед за ней улицу Ленина называл Большой, а Богдана Хмельницкого – Торговой, и только в школе мне объяснили, что таких названий уже нет.

Каменный топор передали речники в память о моем хорошем знакомом, очень интересном человеке, капитане Котенко. Виктор Григорьевич, тоже увлекавшийся собирательством, нашел его в реке Амуре.

У некоторых вещей необычная история приобретения. Пошли как-то мы за грибами, и в лесу вижу, что на бугорке стоит самовар. Откуда он там появился? Неизвестно. Все вернулись с грибами, я же – с самоваром.

Из старой кухонной утвари интересна вафельница, которая устанавливалась на вьюшку русской печи. Уникальность ее в том, что на крышке по-немецки написан рецепт. При желании можно перевести и приготовить вафли. Храню старые тетради. Они принадлежали учащемуся ремесленного училища, и в них видно, как он учился писать прошение. Есть и «негабаритные» экспонаты. Одни из самых крупных – колесо кареты, в позапрошлом веке ездившей по благовещенским улицам, и настоящие жернова. Сколько всего у меня предметов, даже не представляю, никогда не считал.

Об исторических фактах

Находя разные вещи, поневоле расширяешь свой кругозор. Так, у меня масса всяких стеклянных бутылок, аптекарских пузырьков. На многих сохранились этикетки или стоят клейма. По ним и выяснили, что они изготовлены на разных стекольных заводах Благовещенска. Не предполагал, что у нас до революции работало по этому направлению столько производств.

По месту, где найдены бутылки, можно понять, насколько ими дорожили горожане того времени. Под полом домов оставалось «стекло» от строителей. Когда укладывался первый венец сруба, хозяин проставлялся. Водку выпивали, емкости тут же и бросали, а сверху настилали полы.

В подполье же мы находили бутылки, которые использовались в быту долго, их явно хранили и берегли. Один из таких раритетов мы обнаружили именно в подполье. Сын узнал, что такие выпускались в Роттердаме с 1740-х по 1760-е годы.

По виду бутылки можно предположить, насколько она старая. Такое стекло отличается неровностью и пузырьками воздуха, чем их больше, тем старше. Более ранние технологии были несовершенны, и изготовители не могли из стекла полностью вытравить воздух.

Для меня также стало открытием и то, что в Благовещенске на кирпично-гончарном заводе Ружницкого выпускали изразцы. Всегда считал, что их к нам привозили.

Удивили спички. По надписи на коробке понятно, что произведены в Японии. На них даже сохранилась акцизная марка. Тоже необычный товар для Благовещенска того времени.

О качестве

Все старые вещи, вне зависимости от предназначения, очень качественные. Если вещь целая, не требует специальных запасных частей, ее можно и сейчас использовать по назначению. Письменному столу, который украшает мой кабинет, – более ста лет. После небольшой реставрации он как новый. Такая добротная мебель еще столько же времени простоит.

В одном из подпольев нашли детскую и взрослую обувь. Кожаный верх совершенно целый, хоть сейчас обувай, а на подошвах – дырки, то есть видно, что обувь долго носили.

Люди не только старались делать качественно, но и украшали предметы. Дверным ручкам, крючкам для одежды и другим мелочам, совсем не приметным в быту, придавали приятный глазу вид. Производители старались держать марку, так как конкуренция была очень мощной. Мастера, не стыдясь своей работы, на выпускаемой продукции ставили клейма с фамилией. Это было наивысшим знаком качества.

О проекте «Дом-музей амурчанина XIX века»

Пока все предметы хранятся у меня в мастерской. Что-то я там расставил, стилизовав под небольшие экспозиции, что-то хранится по ящикам и шкафам. Но когда будет готова усадьба, в которой хочу сделать музей, вот тогда современные благовещенцы не только со стороны увидят, как жили их предки, но смогут взять в руки старинные предметы, в подробностях их рассмотреть.

Сам проект дома-музея амурчанина XIX века родился спонтанно. Пару лет назад увидел, как начали ломать дом, по соседству с которым раньше жил. Он мне очень нравился, и в детстве даже по-хорошему завидовал, что люди там живут.

На самом деле типичный городской дом, но в нем была особенность – цокольный этаж. Сто с лишним лет назад его построил благовещенец со средним достатком. Скорее всего, наверху он жил, а внизу у него размещалась лавка или какая-то мастерская. И вот это здание начали рушить, а мне его стало так жалко, ведь оно совсем крепкое!

Записался на прием к мэру, попросил оставить. Получил ответ, что нет возможности, что не нужен этот дом, нечего там размещать. Тогда я возьми и ляпни: «Музей можно организовать!» Вот его мне и отдали.

Земля, на которой он стоял, имеет собственника, поэтому пришлось разбирать и перевозить в другое место, выделенное администрацией города в Городском парке. К слову, там в свое время стояли подобные дома, и когда копали котлован под цокольный этаж, нашли пузырек с этикеткой городской аптеки Благовещенска, наконечник казачьей пики, керосиновую лампу.

О реконструкции

Хотя я по профессии – столяр, знаю и умею многое, но вплотную столкнувшись со старой постройкой, понял, что не все просто, как казалось раньше. Дом был срублен способом, какой сейчас не применяют. Вместе со мной на доме работают мои сыновья. Пытался нанимать рабочих, но посторонним многое приходится объяснять. Люди не понимают, почему нужно аккуратно выполнять каждый этап. Спрашивают: «А зачем тебе это нужно?» Когда у человека нет интереса, он не будет вдаваться в детали, главное – быстро сделать, получить деньги и уйти.

Мне же хочется воспроизвести все нюансы, а это требует времени. Кирпич старый, разного размера, нужно подбирать, чтобы были более-менее ровная стенка и тонкие швы. Раствор для кладки нужно делать специальный, и класть его дозированно.

Начали разбирать стену из бревен, а в углах они по-особому крепятся. Нужно понять как, чтобы потом также сложить. Испортить материал нельзя. То же старое бревно, подходящее по размеру, еще попробуй найди! Для полной реконструкции нам не хватало шесть штук длинной восемь метров, и чтобы подобрать подходящие, «перебрали» домов шесть-семь.

Чего не коснись: рамы, двери – имеют свои секреты, какие-либо детали, сработанные интересным образом. На современном станке их трудно повторить, а некоторые можно изготовить только вручную. Удивительное мастерство! Примитивным инструментом достигалась идеальная точность и чистота обработки.

Сейчас наша задача – к осени закончить сборку усадьбы. Почти готово все здание, осталось установить крышу. Потом постепенно будем заниматься внутренней и внешней отделкой. Внутри дом обошьем материалом, имитирующим старый вид стен, так как «родные» бревна из-за возраста уже некрасиво смотрятся.

Для завершения проекта нужно, чтобы сошлись три условия – время, здоровье и деньги. Вот тогда дело быстро движется. А так есть средства, мы собираем усадьбу, нет – зарабатываем деньги для продолжения реконструкции. Пока не могу сказать, когда закончим, но знаю точно, музей будет открыт.

О старых зданиях

Старый Благовещенск мне нравился больше. Была в нем какая-то «изюминка». Сейчас строят безликие здания, абсолютно не вписывая в места застройки. Нет определенной архитектурной концепции, хотя власти должны обращать на это внимание.

Нет и бережного отношения к деревянным зданиям дореволюционной постройки. Очень жалко, когда их начинают бездумно сносить или перестраивать, а по сути – уродовать. Можно было бы каким-либо образом заинтересовать собственника, чтобы он, не вредя старине, мог им пользоваться. Есть же всякие программы разного уровня. Разбазаривается целый пласт истории города, и наши потомки за это нам спасибо не скажут.

Пока сохранились островки старины в нескольких районах города, но заметно, что и они постепенно тают. Да, большинство домов не имеют статус архитектурного памятника какого-либо значения, но они интересны своей самобытностью. Лет через сто они станут настоящей архитектурной ценностью.

Можно даже говорить об особом амурском дореволюционном стиле застройки. Это очень заметно. Если в советское время вне зависимости от достатка строили по одному шаблону: три окна – на улицу, по одному слева и справа, в определенном месте – дверь, печка и так далее. А до революции хозяева строили, исходя из своих финансовых возможностей и фантазии. Иногда украшение – наличники, карнизы – стоили третью часть всего сруба. К слову, в других районах Дальнего Востока не было принято украшать постройки прорезной резьбой. У нас она суровее и жестче, чем в сибирских городах, но видно, что хозяева стремились выделиться.

Амурские дома, без сомнения, объединили особенности приемов строительства разных регионов, входивших в Российскую империю. В Приамурье, как известно, искали лучшую долю люди с разных концов страны.»

Деревянная архитектура Благовещенска

 

Еще из этой рубрики:

Новости Абакана и Хакасии



Метки текущей записи:
 
Статья прочитана 25 раз(a).
 
Еще из этой рубрики:
События Хакасии
На нашем сайте можно узнать последния новости в Хакасии и Абакане сегодня: криминал, происшествия, видео новости 2015. Все новости республики Хакасия. онлайн у нас на сайте 19 инфо
Архивы
Наша статистика
Яндекс.Метрика
Читать нас
Связаться с нами
81, за 0,292