Причины высоких тарифов на «коммуналку»: обман, взятки и кумовство

Причины высоких тарифов на «коммуналку»: обман, взятки и кумовство

Энергетический скандал, разгоревшийся в Республике Коми вокруг компании «КЭС-Холдинг» (она же с 2015 года «Т-Плюс»), взбудоражил общественное мнение. Тема тарифов ЖКХ - и так больная. А тут ведь что выясняется: жители региона переплачивали за электричество и тепло, поскольку руководство компании «договорилось» с чиновниками (подробности)? А как же госрегулирование роста тарифов ЖКХ? А где контролирующие инстанции? И что вообще делать? Попробуем разобраться во всех этих вопросах.

ТАРИФ, КТО ТЕБЯ ВЫДУМАЛ

Начнем с главного - а откуда берутся те самые циферки, которые мы все видим в коммунальной платежке? Про то, что ресурсы у нас в руках монополистов, все слышали. Как и про то, что тарифы на газ да тепло с электричеством контролирует и регулирует государство, чтобы проклятые монополии держали себя в руках и рост тарифов был экономически обоснован. Как это выглядит на практике?

- С теплом и светом так. До недавнего времени на местах существовали региональные энергетические комиссии (РЭК), куда входили представители местных властей, самих ресурсников и приглашенные эксперты. С этого года функции такой комиссии переданы антимонопольной службе, но по сути схема мало изменилась, - объясняет Сергей Креков, президент Ассоциации компаний, обслуживающих недвижимость (АКОН).

Схема же простая. Ресурсники подают в комиссию обоснование: мол, в 2015 году прямые затраты (есть утвержденный перечень затрат, на которые можно ссылаться) у нас выросли на столько-то, поэтому в 2016-м просим пропорционально повысить тариф. Комиссия документы рассматривает - и соглашается или отказывает… Похожая схема - и с другими тарифами.

Есть, конечно, детали. Чтобы на местах не своевольничали, тарифы регулируются еще и сверху. В последние годы это выглядит так. Специальным постановлением правительства раз в год утверждаются так называемые предельные индексы роста платы за коммунальные услуги для каждого региона. То есть максимальный процент, на который могут подорожать вода, свет, тепло и газ в совокупности. Но и тут есть простор для творчества. Кому из ресурсников поднять тариф больше, а кому меньше - остается на усмотрение местных комиссий. Да и сами «предельные индексы» формируются по той же схеме, только проходят дополнительный фильтр на федеральном уровне.

- Вот именно к людям, которые входили в такую региональную комиссию в Республике Коми, теперь и возникли претензии у Следственного комитета - по делу о взятках на 800 млн. рублей, - говорит Сергей Креков. - И это отнюдь не единичный случай.

В самом деле, совсем недавно, в августе, шумело дело столичных энергетиков - были арестованы экс-глава Региональной энергетической комиссии Москвы и ряд других причастных уже к столичной комиссии чиновников.

СКОЛЬКО МЫ ПЕРЕПЛАЧИВАЕМ?

Какова доля «волюнтаризма» в тех тарифах ЖКХ, по которым мы платим, точно оценить сложно. Затраты на производство и передачу, скажем, тех же электроэнергии и тепла в разных регионах отличаются. А могут отличаться и в рамках одного региона. Проверять в такой ситуации «справедливость» расчета тарифов для каждого конкретного муниципалитета - дело трудоемкое.

Тем не менее, по разным оценкам, до 20% расходов поставщиков ресурсов вполне можно было бы сократить.

- Еще несколько лет назад доля непроизводственных затрат энергетических, газовых компаний и других поставщиков ресурсов достигала почти 30%. Сейчас государство жестче стало контролировать монополии, и этот показатель уже не превышает 20-25%, - комментирует ситуацию Павел Щипанов, аналитик компании DominionFX. - Но находятся все новые лазейки. Кроме того, сколько уже лет обсуждают, что надо по максимуму исключить посредников (например, энергосбытовые и управляющие компании. - Ред.) между производителями услуг ЖКХ и потребителями? Это ведь расходы, которые также закладываются в себестоимость, а значит и в тариф.

А еще даже при существующем мутном положении дел сложно не заметить, что с ценообразованием у нас случаются «странности».

- Они видны, если посмотреть на рост тарифов за пять-десять лет по некоторым городам, - продолжает Креков. - В среднем этот рост укладывается в предписанные проценты, закон вроде как соблюдается. Но отдельные тарифы растут скачками, причем эти скачки никак не связаны с инфляцией. Скажем, вдруг сразу резко почему-то подорожала вода, хотя никаких изменений в системе водоснабжения города не произошло. В Москве, например, несколько лет назад такой странный скачок тарифов был на электроэнергию. Что и вызвало вопросы к работе столичного РЭКа, которые привели к нашумевшим этим летом арестам.

Но чаще всего такие вещи всплывают случайно. Вот как в истории со скандалом в Коми. Пожаловался новый врио главы Коми Сергей Гапликов президенту на собственников Воркутинской ТЭЦ - мол, оборудование не ремонтируется, энергосистема накануне зимы в критическом состоянии, а владельцы только на неплатежи жалуются. Компетентные органы немедленно провели проверку и нашли много интересного, в том числе и в системе ценообразования.

ДОКОЛЕ ТЕРПЕТЬ ЭТУ «ЧЕРНУЮ ДЫРУ»

Эксперты в один голос говорят: проблемы с самой системой, когда тарифы определяются «от затрат». Даже если в ЖКХ у нас перестанут откровенно воровать, тарифы все равно обречены расти, поскольку снижать затраты ресурсникам очевидно не выгодно. Сколько бы сверху ни требовали программ модернизации, как бы ни пытались контролировать и даже, страшно сказать, сажать отдельных чиновников и бизнесменов, ситуация может смягчиться, но не изменится кардинально. Просто потому, что собственникам теплоцентралей и электросетей выгоднее держать их в полу-аварийном состоянии, каждый год латать и этим обосновывать рост расходов, чем что-то модернизировать.

Власти сейчас ищут выход из положения - что делать, чтобы, с одной стороны, коммунальная инфраструктура не рассыпалась, а с другой - сдерживать тарифы и не вызвать социального взрыва. Минстрой, в частности, активно продвигает идею концессий. Это когда, скажем, водоканал передается в эксплуатацию частной компании под конкретную инвестиционную программу. Хозяином водоканала при этом остается муниципалитет, то есть государство. Частник на коммунальной инфраструктуре подзаработать может, но сначала должен, согласно договору, вложить в нее деньги. Предельные тарифы в этом случае также сразу прописываются в договоре на несколько лет вперед. Чтобы компания-концессионер знала рамки и не рассчитывала, что через годик «договорится» с чиновниками.

- С приходом частного инвестора снизилось количество аварий в сфере теплоснабжения на 28%, в водоснабжении на 20,5%. Как только неэффективный ГУП или МУП (государственная или муниципальная управляющая компания - Ред.) заменяется концессионером - количество аварий и потерь снижается, - делился с журналистами глава Минстроя Михаил Мень.

Но и тут не все хорошо. Частники-концессионеры в основном хотят работать в крупных городах. А в мелкие идти не спешат.

- Проблема в том, что у нас в ЖКХ нет условий для развития частного бизнеса, - говорит Креков. - В большинстве случаев, особенно в регионах, коммунальные структуры-монополисты «срослись» с местной властью. Это все какие-нибудь компании сына заместителя мэра или зятя губернатора с запутанной структурой собственности. У таких предприятий нет задачи заниматься коммерцией в нормальном смысле этого слова - зарабатывать на оказании услуг. У них другая задача - воспользоваться ситуацией, пока «свои» у власти. И вот это надо менять в первую очередь.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

«Мы лишь виртуальные собственники, а потому - и вечно обманутые»

Александр Павленко, президент саморегулируемой организации «Некоммерческое партнерство управляющих недвижимостью «Совладение»:

- Конечно, за коммуналку мы переплачиваем и об этом эксперты кричат уже более 20 лет. Но нас не слышали, поскольку эта отрасль была «отдана на кормление» некоторым нашим олигархам.

Наш эксперт рассказывает, как это происходит на примере теплоснабжения:

- В тариф включены все «хотелки» ресурсников, в том числе инвестиционная составляющая, которая в денежном эквиваленте - тайна за семью печатями. Чему региональные энергетические комиссии только помогают. Теперь стали ясны масштабы этого «зла». Хотя и до того были тысячи обращений граждан в суды, предложения общественности и бизнеса сделать расчеты тарифов прозрачными...

- Мы платим по тарифу, но «в среднем», а не по факту реально потребленного тепла. Счетчиков этого ресурса в многоквартирных домах по-прежнему, как правило, нет. А значит, нет и достоверных данных о потреблении. Счетчики стоят обычно лишь в квартальных тепловых узлах. Полученные данные делятся на всех. А значит, мы платим и за потери тепла «по дороге».

- Мы постоянно «оплачиваем воздух», так как потери тепла в многоквартирных домах огромны. Коммунальщики не заинтересованы и не хотят тратиться на установку счетчиков, утепление стен зданий, установку энергоэффективных окон и прочие подобные мероприятия. Население платит и пусть платит. И проще увеличить тариф, чем потратится на «умный дом».

- Мы сами вроде бы собственники жилья. Но владельцы общего имущества в многоквартирных домах мы лишь «виртуальные». Возможностей менять систему, контролировать тарифы по факту у нас нет. Мы не заинтересованы, да и не имеем реальных возможностей инвестировать в свой собственный дом, контролировать тарифы. В итоге мы - вечно обманутые.

МЕЖДУ ТЕМ

Почему мы переплачиваем за «коммуналку»

Эксперты подтверждают: ситуацию в Коми вряд ли можно назвать уникальной. Не далее как в августе у следователей возникли претензии к экс-руководству столичной региональной энергетической комиссии - мол, утвердили завышенные тарифы на электроэнергию. Кто виноват и в какой степени, пусть разбираются правоохранители. Но к самой схеме рождения наших коммунальных тарифов вопросы есть не только у них...

Еще из этой рубрики:

Новости Абакана и Хакасии



Метки текущей записи:
 
Статья прочитана 14 раз(a).
 
Еще из этой рубрики:
События Хакасии
На нашем сайте можно узнать последния новости в Хакасии и Абакане сегодня: криминал, происшествия, видео новости 2015. Все новости республики Хакасия. онлайн у нас на сайте 19 инфо
Архивы
Наша статистика
Яндекс.Метрика
Читать нас
Связаться с нами
82, за 0,333