Роман с историей

Учитель школы № 20 Абакана стал одним из победителей конкурса на премию правительства РХ.

— Я работаю со старшеклассниками. А это уже — личности. Надо их понять, может, что-то «подправить», научить, но — не ломать, — говорит элегантно-строгий Игорь Якушкин, но глаза выдают почти мальчишеский азарт и интерес к жизни.

Вектор интереса

Вектор профессионально-исторического интереса к жизни Игоря Станиславовича определили гены и связанные с ним «последствия»: он представитель уже третьего поколения учителей. Дед — Николай Аверьянович Бастаев, был учителем физики и истории, к тому же директором школы в Бельтирском Аскизского района (в народе — Новостройка); как и бабушка Светлана Аристидовна, заслуженный учитель, преподаватель русского языка и литературы. А далее география расширяется: мама, Людмила Николаевна, окончив Абаканское педагогическое училище, попала по распределению аж в Киргизию, где работу в начальных классах совместила с замужеством и рождением сына.
Затем на карте — Узбекистан, куда и привезли Якушкины годовалого Игоря, в закрытый романтически-опасный городок Учкудук (лирически воспетый в известной песне и опасный урановыми рудниками), где мальчик удачно справился со средним образованием. Это было время и своеобразной отцовской педагогики: Станислав Яковлевич мечтал воспитать настоящего мужчину и потому уже в пять-шесть лет привёл сына в секцию бокса, где тот был поначалу «грушей» для всяких долговязых партнёров. Но уже в 14 лет Игорь стал кандидатом в мастера спорта по боксу. Здесь и родились принципы его жизни, причём всеобъемлющие: «Поднимись и иди дальше», «Не ищи виноватого, начни с себя».
Вскоре юный Игорь поехал в Абакан, поступив на истфак тогда пединститута. Не без влияния деда (хотя «общались меньше, чем хотелось бы»), и его друга — известного в Хакасии учёного-историка Якова Ивановича Сунчугашева, с которым студента свела судьба на археологических раскопках. Начало 1990-х. История высветилась по-новому. И не всегда из только что «открытых источников», неоднозначность её высвечивалась и из самой жизни, да хоть из генов...
— Деду после войны предложили в партии восстановиться, — рассказывает Игорь Станиславович, — не захотел, обиделся. И было за что.
— ?
— Дед в самом начале Отечественной учительствовал. Педагоги бурно обсуждали тогда быстрое продвижение немцев к Москве. Дед сказал что-то вроде: «Да какой же Гитлер дурак, если уж до Москвы дошёл?» Имея в виду, конечно, опасность такого противника. Но за ним всё же приехали. Из НКВД. В эту область своих воспоминаний дед никого не пускал… Штрафбат. Потом, за боевые заслуги — разведка, окончил же войну в Корее. Нынче я нёс его портрет с «Бессмертным полком».

Затылком чувствуешь...

— Отучился первый курс, — смеётся Игорь Станиславович, — и тут же пошёл стучаться в военкомат. Какой-то служивый дверь открыл, в одной руке пирожок, в другой — чай.
— Какого... пришёл?
— Мне 18 лет, хочу служить в армии.
У него пирожок упал в одну сторону, стакан — в другую. Рявкнул:
— Фамилия!
— Для меня, — уже серьёзно говорит наш историк, — армия всегда была окутана неким ореолом. Что-то вроде синтеза государства и патриотизма. Мужское плечо, команда, коллектив. И как-то даже затылком чувствуешь — за тобою родина, страна.
Так прошли два года службы в системе МВД. Хотел даже остаться в армии, но тут случился бурный роман сугубо сердечного характера, не оставивший шанса не только армии, но и покинутому истфаку. Началась пёстрая жизнь с почти горьковскими университетами. Прежде чем вернуться (уже) в ХГУ, Игорь перепробовал множество рабочих специальностей, включая работу на карьере и машинистом экскаватора. Но «затылком чувствовал», что это тоже… наша с вами история. Вещь не абстрактная, не чуждая трезвого взгляда на жизнь.

Магистр

Ещё до защиты магистерской диссертации «Холокост в годы Великой Отечественной войны» Игорь Якушкин серьёзно занимался этой темой со своими старшеклассниками. Дети и педагоги нашей страны принимали участие в международном конкурсе «Уроки холокоста — путь к толерантности» — исследовательскими работами, презентациями, рассказами. И как следствие, приглашение Игорю Станиславовичу в Москву: выступить в центральном музее холокоста на Поклонной горе, где собрались учителя со всей России. Итог — публикации нескольких статей Якушкина в сборниках научных конференций.
— Наработал на свою голову, — улыбается Игорь Станиславович, — пригласили уже в Иерусалим на семинар, что проходил на базе всемирно известного центра холокоста Яд ва-Шем. Группа — из Белоруссии и России, где из 15 человек академиков и докторов наук лишь пятёрка школьных учителей истории. Слушали узников, что детьми пережили концлагеря… Буквально впитывали историю, где она ощущалась не только веком минувшим, но и дыханием Масличной горы, храма Гроба Господня, Мёртвого моря и Генисаретского озера… Всё здесь, в этом «сейчас».
И в этом же «сейчас» Якушкин почувствовал настоятельную потребность учиться дальше. Поступил в магистратуру ХГУ.
— Потребовалось напряжение всех сил, — говорит Игорь Станиславович. — Первая смена в школе, затем вторая, а вечером — университет. Это молодые девчонки плавно «перетекали» из учёбы в учёбу. А я — с работы, да и взгляд на многое другой. Но аспирантуре предпочёл реальную работу с детьми. Надо сказать, что они всегда были в курсе моих тем, считай, совместно трудились. Например, многие годы мои ребята готовили статьи, рассказы на конкурс по политическим репрессиям. (Я принимал участие и в работе общества «Мемориал»).
— Острые вопросы ребята задавали?
— И задавали, и задают. Иногда, правда, приходится отвечать «всё течёт, всё меняется», ну что-то в этом ключе… На вопрос «как относиться к репрессиям» я отвечал просто: большая семья моего деда была раскулачена во время коллективизации, их из Хакасии сослали на север Томской области. Вернулись только прабабушка с дедом, все остальные умерли с голоду…
Быть учителем чрезвычайно интересно, а учителем обществоведения, истории и права (мне по крайней мере) интересно вдвойне. И не последнюю роль здесь играют упомянутые острые вопросы. Читают ребята в основном жёлтую прессу, гламур, зависают в компьютере. Но это лишь «частичка» действительности, говорю им. Я устраиваю пятиминутки (что-то вроде канувших в лету политинформаций): что в мире, России, Хакасии, задействую как «докладчиков» всех по очереди. Требую аргументов, чтобы разговор был предметным. Думайте, анализируйте, берите информацию из всех источников.
Тем более, и в системе образования что-то стало меняться. Из ЕГЭ убрали тестовую часть, и всё, дети — поплыли. Надо уже начинать учиться думать в другой плоскости — аналитической (это и раньше было, наше хорошее дидактическое образование, потом же его заменили «угадайкой»: образовался своего рода «аналитический» вакуум). Но в новых учебниках истории для старших классов — уже не хронология, а более или менее исследуются причинно-следственные связи.

В открытом доступе

И в нынешнем году Хакасия впервые пробилась в заключительный этап всероссийского конкурса по истории для школьников. Эта звёздочка — Евгений Аланд — ученик Игоря Якушкина.
— Спасибо республиканскому министерству образования, оказавшему активную помощь в поездке в Смоленск, где проходил финал олимпиады. Мы с Женей пошагово отрабатывали всю программу; и вообще: парень получает настоящий драйв, читая что-либо по истории.
И от этого факта сам учитель, похоже, получает драйв не меньший. Время «троечников» и примитивного «завоевания места под солнцем» проходит, считает Игорь Якушкин, сегодня появились дети, которые хотят знать, во главу угла ставят ум и интеллект.
— Грузимся. Либо я их, либо они меня. Здорово, когда чувствуешь взаимопонимание. В 10-11-е приходят дети из разных классов, и здесь главное — наладить контакт не только с каждым ребёнком, но и с каждым родителем; в профильном образовании уже другая система, другие запросы и приоритеты. Вот так и выстраиваем коллектив — при полной взаимной честности. Ни разу не было такого, чтобы я соврал, слукавил или не сделал того, что обещал. Дети кожей чувствуют фальшь. К ним — требования соответственные. Кстати, было время, когда в классе училась моя дочь. Она как-то сказала мне: «Папа, не будь таким строгим». — «К кому это относится, к тебе или к остальным?» — «Я-то потерплю, но вот другие...»
— Ребята делятся с вами личными проблемами?
— А как же. Бывает, и сопли вытираю, и советы даю, если просят о них, говорят и о душевных переживаниях... И ещё: не понял что-то по предмету? Лови меня, объясню. Я — в открытом доступе, считай, до позднего вечера в школе.

* * *
Игорь Станиславович справедливо считает, что очень много значит для успеха дела отличный коллектив 20-й школы, которым умело руководит Татьяна Ивановна Лукьянова. Здесь же преподаёт русский язык и литературу жена Якушкина — Ирина Николаевна... Славное это понятие — братья и сёстры (в большинстве, конечно) по профессии, которой, не лукавя, гордишься.
...Вот и сегодняшним ласковым сентябрём племя молодое, но уже во многом знакомое, ждёт встречи со своим учителем. У каждого из ребят сложится свой роман. И со своей историей.

Еще из этой рубрики:

Загрузка...
Новости Абакана и Хакасии



 
Статья прочитана 2 раз(a).
 
Еще из этой рубрики:
События Хакасии
На нашем сайте можно узнать последния новости в Хакасии и Абакане сегодня: криминал, происшествия, видео новости 2015. Все новости республики Хакасия. онлайн у нас на сайте 19 инфо
Архивы
Наша статистика
Яндекс.Метрика
Читать нас
Связаться с нами
74, за 0,255